Слепой художник

Мир в котором я живу

Лариса Павлова

Здравствуйте!

Я рада приветствовать Вас у себя на сайте, надеюсь, Вы найдете здесь что-то для себя полезное.

* * *

Меня зовут Лариса. Родилась я в 1973 году в городе Ленинграде. Родилась обычным здоровым ребенком. Как все дети ходила в ясли и садик, закончила первый класс в массовой школе. Очень любила гулять и играть с другими детьми. Но в 8 лет я сразу и полностью потеряла зрение и попала в школу для незрячих.

Мои родители сильно переживали случившееся со мной несчастье, мама не могла спокойно смотреть на то, как я сижу уткнувшись в диван. Она тутже пыталась расшевелить меня и найти для меня занятие.

* * *

Узнав, что в школе есть кружок спортивной гимнастики и помня, что в зрячей жизни я об этом мечтала, мама привела меня на занятия. Первым и замечательным моим тренером была Зинаида Ивановна. Это удивительный и очень добрый человек! Помню, как первый раз я шла по бревну, уцепившись в руку Зинаиды Ивановны и согнувшись от ужаса в три погибели, а ведь, когда я видела, бегала даже по качающимся бревнам.

Постепенно страх прошел и я научилась не только ходить по бревну, но и делать на нем и других снарядах разные упражнения.

Когда мама узнала, что в доме культуры для слепых условия для занятий лучше, она стала возить меня туда. Там я познакомилась со взрослыми незрячими людьми. Это были Тамара Куренкова, Таня Зарубина, Рая Федотова и многие другие. Все они отнеслись ко мне с большой теплотой и помогали добрым отношением и полезными советами. Мама же распрашивала их, как они живут, как справляются с бытовыми вопросами и рассказывала потом мне о жизни незрячих, что во многих вопросах незрячие не только не уступают видящим людям, но стараются делать многое лучше их. Сейчас я понимаю, что своими рассказами мама пыталась подбодрить меня, но в первую очередь пыталась сама найти утешение и силы в сложившейся ситуации.

Гимнастикой я занималась, пока не поступила в массажное училище в Кисловодске. Мама возила меня на занятия два - три раза в неделю и, какбы я не ленилась, не давала мне сильно часто прогуливать. А возить меня на гимнастику приходилось от школы до дома культуры больше часа. К тому же оставаться на интернате я не смогла и мама возила меня каждый день в школу и забирала домой. И каждая дорога, что от дома до школы, что от школы до дома культуры и от дома культуры до дома занимала у нас больше часа.

Вторым моим и тоже очень замечательным трениром была Елена Александровна. Уходя на пенсию Зинаида Ивановна не оставила нас, но нашла и подготовила себе достойную замену. Ведь работать с незрячими решится далеко не каждый, да еще в таком не простом виде спорта.

* * *

В доме культуры было много кружков, был и кружок игры на фортепьяно, вел его незрячий музыкант - Лев Иванович. Все мои родные (это бабушка с дедушкой, мамины сестра и брат с женой) собрали деньги, чтобы купить мне пианино. Музыкальными данными я не обладаю, но Лев Иванович умел не только научить играть такую ленивую ученицу, как я, но умел научить меня играть с душой. К сожалению, я успела позаниматься у Льва Ивановича всего два или три года. Когда он уволился, взяли зрячую преподавательницу, но то ли не хватило моих способностей, то ли она не сумела найти подход к незрячему ребенку, но особых результатов в музыке больше у меня не было.

* * *

Так же я занималась шахматами. И здесь мне тоже очень повезло с преподавателем. Звали его Александр Элевич. К сожалению, я не знаю фамилий моих учителей. Александр Элевич любил шахматы и с душой нам их преподавал. Здесь же я хочу начать рассказ о моем папе. Он, как и мама, принимал самое активное участие в моем воспитании. Временами, он забирал меня с гимнастики, водил на рисование, о чем речь пойдет дальше, и занимался со мной шахматами. Папа играл со мной в шахматы дома, по книгам разбирал со мной партии, решал задачи, а когда появился первый шахматный компьютер, купил его прямо с завода.

* * *

По выходным папа возил меня в изостудию при доме культуры на рисование и лепку. Вел их удивительный человек - известный русский художник и талантливейший педагог - Юрий Алексеевич Нашивочников.

В 1961 году Юрий Алексеевич стал заниматься рисованием и лепкой с незрячими детьми в школе для слепых и слабовидящих детей. Он увидел в журнале "Курьер юнеско" за 1959 год фотографии скульптур незрячих американцев, по его словам, в этих работах он увидел все, кроме фотографичности и ему захотелось поучиться у незрячих рисовать. Юрий Алексеевич придумал много простых, дешевых и удобных приемов рисования, доступных даже слепорожденным детям. А с 1976 года он перешел работать в созданную им при доме культуры изостудию "Художник".

В изостудии мы часто проводили все выходные. Туда ходили и зрячие и незрячие ученики Юрия Алексеевича и атмосфера была очень теплой и интересной. Время от времени Юрий Алексеевич водил нас в музеи и на старые кладбища, где можно было потрогать резные решетки и скульптуры на могилах.

Папа купил набор календариков с животными и иголочкой проколол их по контурам, чтобы я имела представления, как выглядят разные звери. Когда мы приходили в гости, папа всегда просил разрешения показать мне интересные скульптурки.

* * *

Первое лето, как я потеряла зрение, родители снимали дачу в Солнечном. Каждый день мы ходили на пляж и гуляли по лесу, но дружить с другими детьми не получалось, я играла лишь с двоюродной сестрой Катей. Тогда на следующий год мама устроилась работать на базу для незрячих в Япеля.

База находится в лесу на берегу озера Зеркальное. Тогда это была закрытая территория и чужих вокруг почти не было. Мы дети свободно гуляли по лесу и купались, только на лодке нам не разрешалось плавать без взрослых. Первое лето мама активно знакомила меня с другими детьми. Все они были зрячими, но у кого-то из них родители плохо видели, а другие отдыхая среди незрячих, привыкли к ним. Все они ко мне относились хорошо и вскоре у меня появились постоянные подружки.

* * *

В школе для слепых моей первой учительницей была Августа Прокопьевна - удивительно добрый и хороший человек! С большой теплотой я всегда вспоминаю, Георгия Михайловича, Ирму Сергеевну, Наталью Николаевну, Надежду Николаевну и многих других, а с моей учительницей по математике Маргаритой Леонидовной мы общаемся и до сих пор.

Как у всех, у меня в школе было и хорошее и плохое. Был в моей школьной жизни сложный период, когда у меня с ребятами были напряженные отношения или это мне так казалось. Но я понимала, что о надомном обучении нет смысла даже заикаться, мама будет категорически против. Даже о вечерней школе мама не захотела и слышать, хотя физически ей было бы гораздо легче. Но она понимала, как мне необходимо общение со сверстниками.

* * *

Когда мне было 15 лет, мама попала в аварию и умерла. Вся забота обо мне легла на папины плечи. За все полтора года, что мне оставалось учиться в школе, папа ни на один день не оставил меня в интернате. Каждое утро он отвозил меня в школу, а забирала или сестра Таня или тетя Рая или дяди Мишина жена тетя Реда. Иногда меня провожали до дома слабовидящие одноклассницы - Аня Яковлева или Тоня Коровьякова. С Тоней мы ездили и на гимнастику. А когда-то я возвращалась домой вместе с моей учительницей математики - Маргаритой Леонидовной, с которой живем в соседних домах.

* * *

В последних классах я очень стеснялась, что сама не езжу домой, а меня забирают. По окончании школы папа провел меня несколько раз по нужным маршрутам и я стала ходить при необходимости сама. В первые разы он рисовал мне дорогу, а потом просто показывал маршрут.

Люди и раньше и теперь всегда охотно помогают. В первый год я боялась ходить одна, но сейчас привыкла и даже бывает получаю от этого удовольствие.

* * *

После школы мы с моей одноклассницей - Ирой Мухиной поступили в Кисловодское массажное училище. Я очень благодарна Ире за помощь и заботу обо мне в эти два с половиной года!

Когда папа отвез меня в училище, он показал там и маршрут до квартиры, которую мы снимали первые полгода, но я стеснялась ходить с тростью и полностью полагалась на Ирину помощь.

В училище было очень интересно. У нас была дружная группа, а преподаватели к нам относились очень по-доброму.

* * *

После училища меня взяли работать в институт мозга, где работал и папа.. Мне там очень нравилось. Небольшая клиника, просторные коридоры, интересные больные и замечательные сотрудники. Там я проработала 6 лет и уволилась из-за здоровья. А потом начались поиски своего места в жизни. Мне очень хотелось найти дело для души, но я абсолютно не представляла, что это может быть.

* * *

Однажды случайно в разговоре с подругой я обмолвилась, что рисую. Лена так удивилась и я вдруг поняла, о том, что незрячие могут рисовать не знают не только видящие люди, но и сами незрячие.

Сначала мы с Леной Федосеевой решили сделать сайт с моими рисунками, потом появилось желание сохранить приемы рисования придуманные Юрием Алексеевичем, а затем захотелось и распространить их.

Вскоре зашла речь о выставке. Нам предложили ее сделать в библиотеке на Торжковской 11. К этому времени я уже начала делать работы большого формата, но все они были не оформлены. Тем не менее выставка прошла удачно. Это одна из самых незабываемых выставок в моей жизни.

* * *

Осенью мы с папой и Юрием Алексеевичем решили участвовать в ежегодных выставках в Союзе художников и в Манеже. Папа отвез мои работы на выставком, но не стал говорить, что я не вижу. Нам хотелось посмотреть на реакцию не заинтересованых художников. К нашей радости мои работы взяли и в Союзе художников на секции графики и в Манеже. Тогда папа решил попробовать отвезти мои работы еще в Союз художников на секцию живописи. Из семи работ были отобраны для выставки три или четыре пластилиновые работы, но потом возник вопрос, что это за штрихи и выяснилось, что картины сделаны не маслом, а пластилином и мелком и, значит, это не их материал. Но это уже не огорчило нас, главное, что работы достойны.

* * *

Следующим шагом мы решили пробовать вступить в Союз художников России. Мы рассудили, один вопрос я буду рассказывать, что незрячие могут рисовать, что я рисую... И совсем иначе будет звучать, если я буду членом Союза художников.

На открытии осенней выставки зрячие ученики Юрия Алексеевича - Дмитрий Борисович Маркуль и Александр Васильевич Визиряко подвели нас с папой к Александру Борисовичу Симуни - председателю секции искусствоведения. Мы объяснили ситуацию. Александр Борисович в свою очередь подвел нас к Валерию Георгиевичу Трауготу - председателю секции Графики. Валерий Георгиевич одобрил такое решение, но попросил сначала показать ему мои работы. Работы Валерию Георгиевичу понравились, он оценил их, выше среднего уровня.

Когда мы приехали с моими работами на Бюро, а Валерий георгиевич чуть опоздал, члены бюро были смущены, что слепой человек хочет вступать в Союз художников, но когда они увидели работы, напряжение немного спало, а приемы рисования и то, что незрячих художников целая группа, даже вызвали интерес. Нам предложили принять меня в кандидаты в Союз художников, а через год уже пробовать поступать. Но Валерий Георгиевич настоял, чтобы поступала я уже в этом году, а если не пройду, тогда мне дадут Кандидата.

Поступала я на общих основаниях и как остальные соискатели прошла три этапа, но поддержка и помощь Валерия Георгиевича были не оценимы.

* * *

Репортаж о принятии в Союз художников новых членов показывали по телевизору. В нем я говорила, что мечтаю, чтобы с незрячими малышами занимались рисованием. И буквально через несколько дней мне позвонила Семенова Юлия Борисовна - психолог по коррекционной педагогики из специализированного детского садика для незрячих деток. Мы договорились, что раз в неделю я буду заниматься с малышами 4-х - 7-ми лет рисованием. Два месяца мы с малышами рисовали. Это незабываемый опыт в моей жизни. Дети чувствовали напряжение взрослых и их сомнения, но все-таки преодолевали трудности и очень даже не плохо справлялись с ними. Особенно радовал меня Алеша Степанов. Алеша с рождения не видит, но бабушка с ним занималась лепкой и помогала советом, как рисовать. Мне было очень интересно, насколько Алеша рисует сам, а насколько ему помогает бабушка и однажды бабушка не смогла прийти на занятия, Алеша рисовал сам и, к моей большой радости, он справился замечательно и нарисовал чудесное мороженое.

Удивляли меня и радовали и другие дети, но опыт с Алешей Степановым был самым ярким.

* * *

Каким чудом папа уговорил администрацию Академии художеств им. Репина провести мою выставку, я не знаю, но чудо произошло и нам пошли навстречу. Это было ярким незабываемым праздником с разрезанием красной ленточки и добрыми словами. Позже мне передали от посетителя выставки - члена Зенита чемпиона 1984 символ их команды - значок с ангелом на шпиле Петропавловской крепости. Этот значок, с кусочком красной ленточки и часами за подписью Юрия Мифодьевича Соломина с Филантропа я храню как самые большие сокровища в мире.

* * *

Когда в 2004 году моя подруга Лена Пашутина стала лауреатом международной премии Филантроп III степени в номинации поэзия, а Тамара Куренкова лауреатом III степени в номинации декоративно-прикладное искусство и Лена с воодушевлением рассказывала, как было здорово на награждении, какая была гостиница, какой ресторан, я лишь молча пожимала плечами, но когда в 2006 году я сама стала лауреатом премии Филантроп за новизну и оригинальность в изобразительном искусстве и мы приехали на награждение, я поняла, о чем говорила Лена и что не возможно передать словами.

Это был настоящий праздник. Ты будто попадаешь в другой мир. И дело не в том, что для мероприятий организаторы премии договариваются о лучших площадках города, покоряет сама атмосфера праздника, любви и доброты. Организаторами праздника являются известные артисты, художники и политики. Жюри тоже состоит из известных артистов и художников. Организаторы к празднику подходят не формально, но с огромным тактом и участием.

Настроение создавалось уже, когда в марте пришла телеграмма с поздравлением за подписью Юрия Соломина. Конечно, все приехали на награждение в конце мая с радостным праздничным настроением. В первый вечер нам устроили экскурсию на теплоходе по Москва-реке, а на следующий день было награждение, выставка и экскурсия по городу. Награждали нас известные люди. Меня поздравлял Зураб Церетели. Всем нам подарили дипломы, статуэтки - символы Филантропа и корзиночки с цветами. После награждения был фуршет и выставка, где можно было пообщаться с артистами, которые к нам сами подходили. А после экскурсии нам еще выдали по мешку подарков от спонсоров. Среди подарков были и часы с символом филантропа на циферблате и подписью Юрия Соломина на обратной стороне.

На следующий день был гала-концерт и ужин в ресторане. Зал был полный, а в концерте участвовали как участники премии, так и известные артисты.

* * *

Перед поездкой на Филантроп мне дали телефон вебмастера - Валентины Ахметзяевой. Валя думала сделать сайт с моими работами, но в тот момент отказалась от этой идеи, чтобы не дублировать сайт, сделанный Леной Федосеевой.

Когда я была уже в Москве, позвонила Вале и пригласила на выставку. Она сразу согласилась. Мы с папой были ею покорены. Высокая, энергичная и очень добрая. Валя излучала удивительный магнитизм.

Папа потом часто вспоминал Валю с большой теплотой и с интересом читал подаренную ею книгу, которую она написала о создании сайта. Папа не разбирался в компьютерах абсолютно, но читал книгу с интересом и говорил, что она очень просто написана.

Позже мы время от времени общались с Валей посредством электронной почты и, когда Лена не смогла продолжать работу над моим сайтом и я обратилась к Вале, Валя снова моментально откликнулась и согласилась мне помочь и уже больше десяти лет работает над моим сайтом абсолютно бесплатно.

* * *

Мой папа не только помогал мне во всех моих начинаниях, он еще написал две книги об изобразительном творчестве незрячих.

Первая из них называется "Палитра души. Издана издательством "Союз художников". В ней папа рассказывает об изобразительном творчестве незрячих, о Юрии Алексеевиче - авторе методик и описывает сами методики.

Вторая книга называется "Повороты судьбы или незрячие художники Ленинграда". Начинается она со вступительной статьи искусствоведа - Александра Борисовича Симуни, дальше идут биографии Юрия Алексеевича и одиннадцати незрячих художников. В книге также описываются все методики рисования для незрячих.Она богато проиллюстрирована фотографиями и предполагается как альбомный вариант. Но издать ее папа не успел. Сейчас Санкт-Петербургская библиотека для слепых издает аудиоверсию этой книги, но очень хочется издать и альбомный вариант, как хотел папа. Надеюсь, со временем у меня это получится.

* * *

В Санкт-Петербурге продолжает функционировать изостудия созданная Юрием Алексеевичем при доме культуры для незрячих в 1976 году. Но теперь там восновном занимаются керамикой. В студии очень хороший коллектив. Мы там встречаемся, лепим, пьем чай и, конечно, общаемся.

Если кто-то захочет заниматься керамикой, пишите мне по адресу:

lyre.larissa@gmail.com

или звоните по телефону:

8 953 351 54 30

Также я с удовольствием отвечу на все вопросы о методиках рисования для незрячих и при необходимости проведу мастеркласс.